Главная страница Дерево Дом Строй      

Дерево Дом Строй - строительство кирпичных, каркасных, деревянных домов

Домашняя страница Контакты Добавить в избранное
     Главная страница
     Проекты домов
     Видео
     Породы дерева
     Архив статей
     Контакты
     Пеллетные горелки





Статьи о строительстве >> Декоративные работы. Интерьер "под ключ". >> Мы - декораторы и фентифлюшники


Мы - декораторы и фентифлюшники




Бондаренко К. Мы - декораторы и фентифлюшники // Будмайстер. 2003 . №15. C. 12-13

В прошлом году на конкурсе "ИHTEP'YEAR" приз зрительских симпатий получила работа фаст-фуд "Коныки", авторы которой харьковские архитекторы "Группа Бондаренко". Заведение узнаваемое, неординарное по дизайну интерьера, привлекающее внимание публики. О своих взглядах, подходах и философии создания интерьера рассказывает автор "Коныкив" " Константин Бондаренко, архитектор, профессор Харьковского инженерно-строительного института.



Мы занимаемся не более чем навешиванием деталей...

Знаете, почему я получил в прошлом году приз зрительских симпатий" Потому, что на многочисленных конкурсах профессиональное жюри нас регулярно игнорировало, и я с ними согласен. То, что мы делаем и то, что преподается в институтах, разные вещи. Я, пожалуй, шокирую вас двумя заявлениями.

Первое. Стало модным в последние 15 лет играть в постмодернизм в культуре. Наша деятельность также связана с культурологическими событиями, и можно говорить о модном или не модном стиле. Скажу честно и откровенно - я являюсь адептом постмодернизма, сама идеология постмодернизма мне близка, понятна и мной эксплуатируема.

Второе шокирующее заявление - то, что мы вытворяем. Нас никогда не называют дизайнерами или архитекторами. Мы проходим по отдельной графе - декораторы и фентифлюшники. Мы не работаем с пространством как принято с ним работать архитекторам, мы занимаемся не более чем навешиванием деталей и каких-то штучек, считая, что работаем с пространством.

Маленький экскурс. Следует понимать, что пространство - это не просто пустота, негатив, который заполняют морфологические образования и технологические ниши. Мы будем говорить о модели морфологического пространства. Пространство может быть концептуальным; пространство же, в котором мы живем и работаем, - это пространство знаков и звуков. Вот и считайте, что мы создали гигантского рода комикс из деталей, частей и предметов - фаст-фуд "Коныки".



Мы работаем в вульгарном искусстве...

Вот такое действительно неудобное признание - мы работаем в вульгарном искусстве, если вообще искусство можно назвать вульгарным. Ни один из наших объектов не может быть признан как некий эталон или элитарный образец. И, пожалуй, в нашей работе это является основным, поскольку "вульгарно" - означает массово.

Любая архитектурная форма может быть воспринята в трех аспектах: любовно-морфологическом - все, что можно мерить, трогать, видеть; соматическом - все, что можно прочесть; теологическом - все, что можно почувствовать. Важным становится каким-то образом собрать все три плоскости восприятия в единое содержательное целое. Надо знать какие механизмы, композиционные методы существуют в каждом из аспектов. С композиционными каркасами все понятно, дана какая-то морфология: оси, углы, композиционные решетки. Смысловое, соматическое содержание и построение иногда в архитектуре называют сценированием, иногда фабулой объекта. Скажу честно, когда произносят банальную фразу "архитектура - застывшая музыка", то это неправда. Самый родственный архитектуре вид искусства -это литература.



... в центре сидит Минотавр

У меня есть любимый писатель Умберт Эко, человек стоявший у истоков модернизма и давший три определения интриги, или говоря языком архитектуры, развития лабиринта. Различают три вида лабиринтов: классический или греческий, где есть единственный путь и интрига состоит в том, что где-то в центре сидит Минотавр. Если посмотреть интерьеры, которые называют минималистическими, то цель и интрига этого интерьера в проработке какой-то детали. Неважно, что это - оранжевая стена или бетонная поверхность потолка. "Минотавр" есть как раз внимание и участие автора в проработке поверхностей и деталей, именно на деталях построен "Минотавр". Если мы исключим из таких интерьеров деталь, например, в виде массивного ясеневого столика, то исчезнет, по сути, и лабиринт. Проще "ставить" лабиринт в виде улитки, где есть центральное содержание.

Второй тип лабиринта - это наличие одного входа и одного выхода, но этот вид имеет несколько путей прохождения. По такому типу построено большинство объектов, которые могут именоваться макетным проектированием. Скажем, интерьер в стиле модерн или хай-тек. Там есть вполне определенное, жесткое правило - четко определить путь движения, если автор этого не сделает, то просто заблудится и не найдет выхода из этого лабиринта, в результате проект рассыпется.

Третий тип лабиринта, который мне очень импонирует, хотя я до сих пор не знаю, как переводится это слово, - резома. Представьте себе, что в воздухе огромное количество не пересекающихся линий, которые воспринимаются как хаос. По сути, резома - это когда существует несколько тем, несколько сюжетных линий, которые могут где-то пересекаться.



Чем важнее резома, тем она неоднозначнее

Мы, проектируя свой объект, создаем резому, иногда забывая к чему и на какую тему деревянный конь или веник. Более того, чем важнее резома, тем она неоднозначнее, т.е. произведение имеет много прочтений. Мы представляем объект как своего рода пирог. И тот, кто смог прочесть верхний культурный слой - прочел верхний, кто смог понять иной смысл - читает следующий и т.д. Но для нас важна не сама многозначность, важна деталь. Я бы не сказал, что наше искусство вульгарно, хотя и не могу сказать, что я его сильно люблю. Объект должен быть занимательным и познавательным для любого, не в плане заставлять человека задумываться, а в плане своего виденья содержания работы, для нас иногда неожиданного.



Прием заимствования и прямого цитирования

Для занимательности мы используем прием заимствования и прямого цитирования. Этот момент нас очень прельщает. Постмодернистская архитектура была построена не на самой цитате, а на ее прочтении. Мы используем простой хороший ход - совершаем акцию прямого цитирования. Мы помещаем цитату и делаем вид, что процитировали чужого архитектора, - это обратная цитата. Для цитирования важен момент уместности.

Существует два пересекающихся направления в интерьере: фьюжен и ассамбляж. Первое более распространено в жилых интерьерах. Когда в достаточно стильном модернистском интерьере помещается антикварная вещь, например, мебель, то происходит сплав, слияние различных культурных знаков, различных содержаний. Это может быть даже помещенная в контекст минималистского интерьера бетонная стена с отпечатком деревянной опалубки.

Ассамбляж (от слова коллекционирование) можно представить как мозаичную структуру, где различные образцы не сплавляются, а существуют самостоятельно. Но в ассамбляже есть достаточно принципиальный момент - смысловые сдвиги, когда предмет из привычной среды переносится в совершенно другую среду и существует в другом контексте. Он не только изменяет первоначальный смысл, он придает другое звучание всем остальным произведениям.



Сделать хай-тек из глины и папок не самое принципиальное

Мы долго не могли назвать свои штучки, но в конце концов назвали их перфектно-отвязными. Я расскажу о двух профессиональных приемах нашей методики. Представьте, что перед нами стоит задача работать в современном хай-теке, для которого характерны фермы и другие современные детали. Необходимо выполнить нечто прогрессивное, нечто индустриальное и крайне передовое, а лучшим передовым может быть алюминиевая ферма. Однако это дорого и, главное, неинтересно. Мы совершаем следующий ход: привычную по своей морфологии ферму переводим в другой материал. Например, прекрасный материал - ветки ореха. При этом переводе происходит следующее: жесткие узлы фермы становятся веревочными перевязками, и меняется содержание конструктивного узла. Но сделать хай-тек из глины и палок не самое принципиальное. Принципиально другое ("Коныки"): палки окрашиваются алюминиевой краской, им придаются те же свойства, которые были у первоначального объекта. Мы делаем формально-смысловой сдвиг, смещаем акценты.

Второй пример, сейчас в моде минимализм и бетонная стена с отпечатками деревянной опалубки. В этом есть своя прелесть: с одной стороны обнаженная технология, с другой - рукотворный образец. Мы делаем все то же, но по-другому - на гладкой стене прибиваем тонкие дощечки, после чего придаем им цвет и текстуру бетона...









English Russian Deutsch
© DEREVODOM.COM