Главная страница Дерево Дом Строй      

Дерево Дом Строй - строительство кирпичных, каркасных, деревянных домов

Домашняя страница Контакты Добавить в избранное
     Главная страница
     Проекты домов
     Видео
     Породы дерева
     Архив статей
     Контакты
     Пеллетные горелки





Статьи о строительстве >> Цементные изделия. Производство. Заводы. >> Балет на цементе


Балет на цементе




Арсеньев М. Балет на цементе // Бизнес . . 3 декабря 2001 (№ 49) . С. 40-41


    ПОЧЕМУ О НЕМ

    "Почему-почему...". Во-первых, повторимся, это потенциально самый мощный производитель цемента в стране. Во-вторых, именно его таки собираются продавать, в то время как почти все остальные цементные предприятия уже не "под государством". В-третьих, именно это предприятие (в связи с "во-вторых") уже который месяц находится в центре скандала. И говорят о нем разное. Вот мы и решили сами посмотреть.



    Артподготовка

    Попасть на "Балцем" оказалось совсем непросто. Переговоры с руководством длились около месяца.

    Бесконечные телефонные звонки, намечаемые и отменяемые встречи... А все дело " в некстати подвернувшейся приватизации. "Балцемовское" начальство, начитавшись о себе всевозможного непотребства в украинской прессе, судя по всему, решило, что я тоже из "засланных казачков".

    После предварительной встречи с финансовым директором на нейтральной территории и полуторачасового живейшего обмена мнениями о судьбах цементной промышленности долгожданное разрешение посетить "Балцем" получено. Еду...



    О самом-самом

    "Балцем" " предприятие уникальное. Начать с того, что это " крупнейший в стране производитель цемента. Его мощности позволяют делать 4,015 млн т цемента, 3,1 млн т клинкера, 230 млн условных плит шифера. Мало того, это еще и одно из самых молодых цементных предприятий Украины (первые мощности здесь запущены в 1963 году).

    Далее. Доподлинно известно, что здесь расположена крупнейшая в Европе печь для изготовления клинкера. Ее размеры: 7 м в диаметре и 230 м в длину. (Представьте огромную трубу, в которую без проблем помещается целый железнодорожный состав.)

    Наконец, надо сказать о географии. "Балцем" имеет собственный карьер с запасами мела и глины (это основные сырьевые компоненты в производстве цемента), которых хватит на несколько сотен лет. Неподалеку от меловых залежей располагается крупнейшее в Украине Шебелинковское месторождение газа. Неподалеку же находится и поставщик электроэнергии " Змиевская ГРЭС.



    Белый порошок

    Попав на территорию комбината, начинаешь смотреть на все вокруг будто через некий белесый светофильтр. Причина проста: земля вокруг слегка присыпана " белым порошком. Это мел. Мне разъяснили, что выбросы мела происходят при запусках и остановках печей. Электрофильтры в первом случае включаются чуть позже, а во втором " выключаются чуть раньше.

    Цементной же пыли я в воздухе не обнаружил. Хотя она определенно есть. Во всяком случае, в одном месте технологического цикла. Когда клинкер по конвейеру подается на помол, он сперва попадает в своеобразный "холодильник" " склад с крышей, но без стен, где свежеотожженное сырье охлаждается после "пережитого" в печи. Вот тут-то цементная пыль стоит столбом, и пейзаж этот, прямо скажем, не для слабонервных. Очередной ковш конвейера опрокидывает порцию клинкера " и все вокруг заволакивается серым туманом. А отойдешь немного в сторону " мрачное ощущение развеивается без следа: белое покрытие придает заводской территории даже слегка праздничный вид.

    Вообще-то, производство цемента считается вредным. Но местные начальники уверяли, что на "Балцеме" вкладывают большие деньги во всякие природо- и трудоохранные мероприятия. Здесь очень гордятся тем, например, что по цеху помола (это там, где клинкер перемалывают в цемент) можно спокойно пройтись без всякого респиратора. Финансовый директор Владимир Пустоваров уверяет, что таким достижением может похвастаться далеко не каждый цементный завод. На других заводах не был, врать не буду, а вот по "Балцему" действительно прошелся без респиратора. И ничего.



    НАЧАЛЬНИК ГОВОРИТ

    Председатель правления АО "Балцем" Алексей ПЛАКАСОВ:

    О маркетинге

    " С начала года Приватбанк выдал заводу кредитов более 35 млн грн. У нас появились оборотные средства, и мы начали работать по 100%-ной предоплате. Теперь главная задача " увеличивать сбыт. Мы сейчас открыли представительства в Черкассах, Киеве, Донецке, Луганске, Запорожье. Промышленно-инвестиционная группа Приватбанка в наших интересах ведет работу по приобретению ЖБК и ЖБИ. А дальше, возможно, начнем создавать строительные компании. Что касается экспорта, то планируется покупка причала для отправки грузов морским путем. В Венгрии собираемся приобрести перевалочный терминал для перевода железнодорожных грузов с широкой колеи на узкую. В ближайших планах " сертификация производства на соответствие нормативам ISO-9000.

    Об иностранных конкурентах

    " Я считаю, наша активность на внешних рынках сильно обеспокоила иностранных конкурентов. У них же там цена до $60 за 1 т цемента, а мы начали продавать по $30. Мы можем себе это позволить, потому что у нас газ и рабочая сила дешевле, чем в Европе. Поэтому "Балцем" и пытаются купить иностранные компании. Неотъемлемым атрибутом прихода иностранных инвесторов на цементные заводы Украины является ограничение ими экспорта. Закрепят за нами, например, Харьков, Полтаву и Сумы. А тут годовая потребность в цементе " 500-600 тыс.т. "Балцему" " на три месяца работы. Значит, остальное время комбинат будет стоять. Но для того чтобы у них была рентабельность, задерут цену.

    О действиях ФГИ

    " Действия Фонда госимущества вызывают у нас сильное недоумение. Во-первых, как можно продавать 25% акций по стартовой цене в 3 млн грн." Это же смешно! Мы только за этот год больше 3 млн грн. налогов в бюджет уплатили. Потом, почему условия конкурса составлены так, чтобы заведомо не допустить к участию в нем отечественный бизнес" Если государство хочет как лучше, пусть нам и продадут этот пакет, а если государство хочет получить больше денег, пусть проведет открытый конкурс и допустит к нему украинские компании.



    Карьер

    Честно говоря, именно тут мне хотелось побывать больше всего. Зрелище впечатляющее. Те, кто бывал в юго-западной части Крыма, где-нибудь в районе Бахчисарая, меня поймут. Вдали " абсолютно белые "столовые" горы: обрывистые склоны и ровная, как столешница, верхушка. А на дне карьера " изумрудно-зеленое озерцо. Оказывается, мне здорово посчастливилось: на Западе цементные компании оберегают свои сырьевые карьеры как зеницу ока: не то что пофотографировать, даже просто побывать там стороннему человеку не дадут.

    А привез меня сюда Петр Шепетько, директор горного предприятия (подразделения "Балцема"). Петр Петрович много лет работал на "Балцеме", потом ушел в частный бизнес. Теперь вот вернулся. Пока я фотографирую карьер, возле нас успевают опорожниться три БелАЗа. Работа кипит: снуют взад-впред самосвалы, двигаются ковши экскаваторов, где-то что-то гремит, внизу под нами слоеными пирогами лежат бетонные плиты: строят дорогу. Из разговора с Петром Петровичем узнаю следующее.

    Карьер начали разрабатывать еще в 1959 году. С самого начала возник вопрос: где строить цементный комбинат " на самом меловом месторождении или ближе к железнодорожной станции, возле Балаклеи. Остановились на втором варианте, и это во многом предопределило так называемую "мокрую" технологию производства на предприятии. Строить завод на самом карьере не решились, потому что тогда сюда пришлось бы прокладывать железнодорожную ветку, а поскольку между райцентром и карьером находится река Северский Донец, пришлось бы строить еще и железнодорожный мост. В советские времена, как известно, к экономике подходили весьма своеобразно. Карьер расположен примерно в 11 км от самого цементного завода. Проблему доставки сырья на предприятие решили очень просто: построили трубопровод с шестью компрессорными станциями, по которому сырье, сильно разведенное водой (шлам " сметанообразная смесь мела, глины и воды), поступает на "Балцем".

    Тогда считали: все равно карьер открытый, и естественная влажность сырья здесь достигает 23-25%, так лучше довести его до жидкого состояния (с влажностью примерно 45%) и доставить продуктопроводом на завод, а там, в печи, выпарить всю жидкость. В то время, при копеечном газе, это было оправданно. Сегодня местные кулибины придумывают кучу энергосберегающих приспособлений. Например, сейчас в шлам добавляют "химию", которая позволяет увеличить его текучесть и снизить при этом влажность. А снижение влажности сырья на 1% " это 2% экономии топлива. К слову, у "мокрого" способа производства при всех его недостатках есть одно достоинство: жидкое вещество при прочих равных лучше превращается в однородную массу, чем сухое.

    Сегодня карьер занимает площадь в 460 га. Ежедневно отсюда вынимают около 20 тыс.т мела. Мел залегает на глубине в полкилометра, однако промышленная добыча ведется не глубже 100 метров из-за сильного обводнения. Карьер каждый год продвигается на несколько десятков метров. Отработанную часть засыпают породой, полностью рекультивируют и отдают одному из местных сельхозпредприятий.

    У моего провожатого отличное настроение. В этом году впервые за долгое время карьером занялись серьезно. Только в октябре-ноябре сюда вложили полмиллиона гривень. "Посмотрите, какую вскрышу мы сделали", " широко улыбается Петр Петрович. Вскрыша " это вскрытие, расчистка надмеловой толщи. Над мелом залегает бурая и зеленая глина. Первая идет на производство цемента, вторая " керамзита. Под глинами " еще метра два строительного песка.

    Шлам приготовляют прямо тут, на карьере, в сырьевом цехе номер один. Снаружи " обычная бетонная коробка. А внутри " целое производство: огромные барабаны мельниц, трубы, механические приспособления (см. фото внизу). Причем все эти агрегаты расположены метров на 10 ниже поверхности земли. Мы прошлись по каким-то металлическим лестницам, выискивая место для съемки, и наткнулись на рабочих, менявших выбитые стекла. Оказывается, здесь, внутри бункера, в больших количествах гнездятся голуби. Периодически у них появляется желание полетать на свежем воздухе, и тогда они со всего маху бросаются грудью на стекло. Теперь вот приходится менять обычные стекла на армированные.

    С миром животных у Петра Петровича особые отношения. Прямо напротив административного корпуса стоит водонапорная башня, на самой верхушке которой поселилась сова. А в озерце на дне карьера разводят рыбу: судака, карася, щуку. Правила строгие: рабочие могут порыбачить только в выходные дни и только на удочку. Вода в озере чистейшая: оно же натекло из вскрытых подземных родников. Часть воды используют для приготовления шлама, часть перекачивают в Северский Донец.

    Еще это место утки облюбовали: охота тут строго запрещена.



    Кое-что о фильмах ужасов

    Из карьера грубомолотый шлам поступает на завод и домалывается в сырьевом цехе номер два до требуемой тонкости. Тут же в сырье привносят добавки (отходы глиноземного производства, которые завозят с Николаевского глиноземного завода). Все тщательнейшим образом перемешивается, после чего тонкомолотое сырье поступает в бассейны готового шлама. Бассейны вмещают до 6 тыс. куб.м сырья, по их окружности проложены рельсы, по которым двигается махина с непрерывно вращающимися лопастями " перемешивает шлам.

    Все это " последний пункт перед обжигом.

    Всего на "Балцеме" " пять печей, одна " та самая, гигантская, и четыре поменьше: 5 м в диаметре и 185 м в длину. Сейчас в рабочем состоянии находятся три "маленькие" печи. Две из них работают, а одна " в резерве.

    Иду вдоль одной из них, и меня обдает таким жаром, что инстинктивно прикрываю глаза и прячу блокнот (а вдруг вспыхнет").

    Вдоль печи меня проводят в кабинет начальника цеха обжига. Сажусь на стул и замечаю неладное: стул ходит ходуном, равно как и остальная мебель. "Это чтобы не уснуть!" " смеется начальник цеха. Кабинет " прямо над печью.

    Я уже знаю, что сейчас у меня будет уникальная возможность побывать внутри одной из неработающих печей. По дороге оказываюсь около работающей. Грех не заглянуть: мне выдают затемненное стекло, вижу расплавленную лаву и не могу удержаться от соблазна глянуть на все это открытым глазом. Отхожу минут пять: когда-то мне довелось днем сквозь сильную подзорную трубу глянуть на Солнце " впечатление примерно то же. Это сколько ж она газа жрет" И кто-то очень внятно над ухом отвечает: "Да за сутки три "Жигуля" в трубу вылетает!" Там, внутри, температура 1450 градусов по Цельсию. И вот, наконец, главное впечатление: посещение печи. По довольно шаткой дощечке перебираемся внутрь. Меня сопровождают несколько человек, кто-то подсвечивает шахтерским фонариком. Тут совершенно темно. Пять-десять шагов и ты забываешь, где находишься. Передо тобой " огромный зев пещеры. Под ногами " нечто, напоминающее застывшую лаву. Еще шагов двадцать, и идешь по хорошей брусчатке (изнутри печи зафутерованы, т.е. обложены специальным огнеупорным кирпичом). Своды пещеры едва угадываются. Поэтому то, что выплывает из темноты, застает меня врас







English Russian Deutsch
© DEREVODOM.COM